Храм иконы Божией Матери «Знамение» в Перове

храм иконы божией матери

Храм иконы Божией Матери «Знамение» в Перове необычен и дорог жителям

храм иконы божией матери

Храм иконы Божией Матери «Знамение» построен в конце XVII — начале XVIII века в стиле «голицынское барокко». Он больше напоминает парковый павильон, предназначенный для отдохновения, романтических обедов, встреч с друзьями, чем церковь. Находится это красивое здание в Перове, на улице Лазо, дом 5. 

  Здание действительно выполнено в достаточно странном стиле для церкви. Это центричное «восьмилепестковое» сооружение, нижний ярус которого украшен пышной белокаменной резьбой и замечательными фигурными фронтонами. Завершается храм изящной композицией из волют, поддерживающих небольшой купол и ориентированных по сторонам света.

   Голицыны в постройках петровского времени окончательно отказались от сохранения традиционного силуэта русского храма, позаимствовав из арсенала западноевропейского барокко сложный лепной декор. Манифест нового стиля – церковь Знамения Пресвятой Богородицы в Дубровицах (1690-1704) — была увенчана не традиционным куполом, а золочёной короной. Другие характерные постройки — Знаменская церковь в Перово, о которой идёт речь, и Никольская в Полтево (1706 год). Все эти здания в плане не крестово-купольные, а эллиптические, более похожие на ротонды.

      Принадлежит Храм иконы Божией Матери «Знаменская» к Рождественскому благочинию Московской городской епархии русской Православной Церкви, приписан к Храму Рождества Иоанна Предтечи в Ивановском.

Одним из архитекторов считают Никодима Тессина-младшего

  Имена архитекторов «голицынских» построек считаются утраченными. Однако можно предположить непосредственное участие в их возведении западноевропейских зодчих, которые, в отличие от мастеров московского барокко, не отталкивались от украинско-белорусской барочной традиции. От петровского барокко голицынское отличалось тем, что оно ориентированно не на североевропейские (шведские, голландские), а на австрийские образцы.

  Последние, в свою очередь, следовали итальянским прототипам. И поскольку голицынское барокко не вписывалось в московское архитектурное пространство того времени, резко контрастируя с ним, стиль не получил дальнейшего распространения в России. Кроме того, он не смог оказать заметного влияния на развивавшееся на протяжении XVIII столетия искусство русского барокко. Восьмилепестковая в плане церковь, выступы которой ориентированы по сторонам света, обильно украшена тончайшей белокаменной резьбой, изображающей цветы, листья, плоды и херувимов. По одной из версий исследователей, создателем этого шедевра был ученик швейцарского архитектора Бернини – Никодим Тессин-младший.

  Церковь в Перове необычна и поэтому столь дорога жителям района. Вот, например, как трогательно пишет о храме участник проекта «Я узнаю Москву» на тот момент шестиклассник из ГБОУ СОШ №1852 Илья Забазлаев: «Для участия в конкурсе <…> я решил выбрать Храм иконы Божией Матери «Знамение». Наш район не может сравниться с центром города по количеству старинных зданий, но мне захотелось показать, что и у нас есть чем гордиться. <…> Сейчас Храм полностью восстановлен, в нём снова идут службы. Наша семья, как и многие жители района, приходят сюда святить куличи на Пасху или в другие дни. Все посетители Перовского парка могут видеть это красивое белоснежное здание, которое пережило все невзгоды и сегодня является не только украшением нашего района, но и города».

  Трудно не согласиться с Ильей. Гордиться есть чем. Богата и интересна история храма: красивые легенды и разные истории связаны с жизнью царских особ, известными именами, мученической кончиной священников, которые в тридцатых годах служили тут…

К истокам

  Название местности Перово пошло от характера основной деятельности местного населения — производства пера и пуха. В границы Перово входили большие лесные угодья, где проводились царские охоты на птицу, а после щипали перо. Об этом напоминает герб Перово: на зелёном щите перекрещены золотой охотничий рожок и серебряное перо.

  Большую роль в удобстве и развитии охоты и ремесла сыграло и то, что по его территории проходила важная дорога – на город Владимир. Поэтому прямо здесь же на обочинах Владимирской дороги шла бойкая торговля пуховыми постельными принадлежностями.

  Понятие слова «лес» в русском языке тесно переплетается со словом «леший». Первоначально «леший» означало «поросший лесом», а затем стало обозначать мифическое лесное существо, приносящее зло. Видимо, из-за обилия лесов по некоторым поверьям Перово считается родовым гнездом леших. Якобы здесь рождались эти духи и расселялись по всей центральной России. Подтверждение этому можно найти, например, в книге Владимира Даля «Пословицы и поговорки»: «Как леший перовский зовет куликовского в гости к родительской кости» (то есть к месту, где захоронения родителей, на родину).

   Первые сведения об этой местности относятся к XVI веку, когда тут стояло село Тетеревники с церковью Успения Богородицы. Судя по названию, когда-то здесь жили великокняжеские тетеревники, охотники, обслуживающие птичью охоту на тетеревов. В описании 1573 года упоминаются пустоши Тетеревники, Бортное, Перово и Пирогово. Писцовая книга 1576 года фиксирует это владение за Михаилом и Романом Шокуровыми.

Новый хозяин был тесно связан с Петром I

   В начале XVII века Успенская церковь была сожжена и владение окончательно запустело. В 1624 году владельцами земель становятся князья Татевы. Татевы — угасший княжеский род, происходивший от Рюрика и князей Стародобских. Владельцы пустошей Тетеревники и Перово князья Федор и Иван Борисовичи известны тем, что подписали грамоту избрания Михаила Романова на царство в 1613 году. А первый «именитый» хозяин появился спустя 100 лет. В 1680 году князь Иван Алексеевич Воротынский отдал это владение князю Петру Алексеевичу Голицыну.

    Голицын был тесно связан с Петром I, которого знал с детства. Но он, занятый на государственной службе в «Великом посольстве» Петра, мало бывал здесь, хотя именно при нём появилась церковь Знамения Пресвятой Богородицы. Кстати, в источниках встречается разная датировка строительства: 1690—1705, 1705, 1705—1708.

   Известно, что после получения разрешения строить церковь стали не сразу. Наиболее вероятной является версия, что к строительству приступили только после второй женитьбы князя (1699). Работы прерывали на время пребывания Голицына послом в Вене (1700—1701) и завершили после его возвращения. Назначение священника в построенный храм состоялось только в 1708 году. Этот год считается наиболее достоверным временем окончания строительства. Сын Петра Алексеевича Голицына Николай в 1730-1731 годах выстроил придел Николая Чудотворца для того, чтобы существенно увеличить вместимость церкви.

Легенды Перова

   Позже финансовые дела у Николая Петровича шли не слишком удачно. В 1732 году он заложил всё село Перово с деревней Тетеревники одному из самых таинственных и загадочных людей петровской эпохи – Якову Вилимовичу Брюсу. В Глинках бытовал рассказ о том, как к «Брюсу в ночные часы прилетал огненный дракон». Ещё была история, что будто бы «в жаркий июльский день он к удовольствию гостей обратил пруд в парке в каток и предложил кататься на коньках». Брюс был одним из образованнейших людей России, естествоиспытателем и астрономом. Владел весьма крупной для своего времени библиотекой, насчитывавшей около 1500 томов почти исключительно научно-технического и справочного содержания. Он нигде не учился и всего добился самообразованием.

  Так же существует предание о тайном венчании императрицы Елизаветы с Алексеем Григорьевичем Разумовским в церкви иконы «Знамение» в 1741 году. Несмотря на то, что сей факт ничем не подтверждён, легенда жива до сих пор! Сторонники легенды ссылаются на собственноручно вышитые Елизаветой «воздухи», действительно долгое время сохранявшиеся в перовской церкви. Также в пользу этой легенды может свидетельствовать факт покупки Елизаветой села в 1743 г. и строительства в нём дворца, преподнесённого в дар Алексею Разумовскому.

Главный фаворит

  По по дошедшим до нас сведениям, Елизавета ещё в юности отличалась свободой нравов в личной жизни. При ней процветал фаворитизм. Известно, что её фаворитами были А.Б. Бутурлин, гофмейстер С.К. Нарышкин, гвардейский сержант Шубин. Но главным являлся Алексей Григорьевич Разумовский. Он родился в 1709 году в Черниговской губернии и был сыном простого днепровского казака Григория Розума. В детстве был обучен грамоте, бежал от самодура отца в соседнее село, где жил у дьячка и пел на церковном клиросе.

  В 1731 году его, молодого красивого певчего с прекрасным голосом, отобрали певчим в Придворный хор. Так он попал в Петербург. Довольно скоро под именем Алексея Григорьева он оказался в списке двора цесаревны Елизаветы Петровны. Однако цесаревна недолго наслаждалась его прекрасным голосом, поскольку Разумовский потерял его. Тогда цесаревна сделала из молодого человека бандуриста. Вероятно он сумел отличиться в этой области, так как Елизавета доверила ему администрацию одного из своих поместий, а потом и всего хозяйства.

   О Разумовском говорили: «Это действительно красавец, брюнет с окладистой черной бородой, черты которого, уже сложившиеся, имеют всю привлекательность, какую только может иметь деликатное лицо. Рост его также бросается в глаза. Он высок, широкоплеч, с нервными членами. Хотя в его манере держаться остается нечто неуклюжее, результат воспитания и происхождения, однако заботы царевны, направленные на то, чтобы вышколить его, могут исправить этот недостаток». Алексей Григорьевич не принимал активного участия в государственном перевороте 1741 года. Политика была не его делом. Он охранял дом царевны, и во время коронации держал шлейф царской мантии.

  Фавор Разумовского был долгим — до самой смерти Елизаветы. Простой казак был удостоен звания фельдмаршала, ни разу не командуя даже полком. По свидетельству современников, Алексей Разумовский обладал большой трезвостью ума и многое воспринимал с иронией.  Украинское происхождение тайного супруга императрицы повлияло на быт императорского двора: в штате значилась «малороссиянка-воспевальница», увеличилось число певчих, появились бандуристы, в меню были вписаны малороссийские блюда, например, борщ.

  Несмотря на своё возвышение, граф Алексей Григорьевич до конца своих дней сохранял добрый, скромный и бесхитростный нрав.

История жизни храма

  В 1866 году придел Николая Чудотворца был снесён, и на его месте возведён новый, имитирующий стиль барокко. Тогда же к храму была пристроена колокольня. Но в 1906 году Никольский придел вновь был разобран вместе с колокольней. Оставили лишь первоначальную барочную постройку 1708 года.

     В конце 30-х в храме размещались мыловаренный и химический цеха. В 1956—1959 годах пришедшую в упадок церковь пытались реставрировать. Более того, в 1958 году Знаменский храм обрёл статус памятника архитектуры республиканского значения. В процессе реставрации позднейшие пристройки к церкви были разобраны, да и сами работы не были закончены. Здание оставалось полуразрушенным, с голыми стенами, выбитыми окнами и отбитой штукатуркой.

   Здание служило складским помещением в основном для уборочного инвентаря. В 1990 году вновь начинаются работы: установлены строительные леса и проведена внешняя окраска стен.

  В 2000 году храм был возвращён Русской православной церкви, и на Пасху освящён малым чином. С этого времени  здесь вновь проводятся богослужения.

Новомученники российские

    В храме иконы Божией Матери «Знамение» служили два священника, в наши дни канонизированных РПЦ. Первый — протоиерей Николай Скворцов, рождённый в 1875 году. Он был настоятелем храма святых апостолов Петра и Павла в Лефортово, а с апреля 1937-го служил в Знаменской церкви в Перово.

    В 1922 -м о. Николай впервые был арестован за «духовное обучение детей в храме», но через неделю отпущен. Затем его ещё дважды арестовывали — в 1925-м и  в 1937 годах. В 1925 году на священника донесли в ОГПУ: говорили, будто он во время погребения покончившей самоубийством учительницы сказал, что она сделала  это из-за гонений со стороны советской власти. Выяснив, что это навет, клирика вновь отпустили.

   Но в последний раз, 26 сентября 1937 года, «тройка» при УНКВД СССР по Московской области за «систематическую контрреволюционную агитацию» вынесла о. Николаю расстрельный приговор. На следующий же день его привели в исполнение.

   Несколькими месяцами позже, 21 января 1938 года, был арестован второй священник знаменской церкви иерей Василий Коклин, служивший тут с 1927 года, с момента рукоположения во священники. Во время следствия он находился в Таганской тюрьме, на допросах отрицал свою причастность к вменяемой ему контрреволюционной деятельности. Тем не менее, в марте того же года отца Василия приговорили к казни и расстреляли.

    Оба священника были канонизированы на Архиерейском соборе Русской православной церкви 13—16 августа 2000 года.

Елена Ячменцева

Фото — открытые источники