Покровский собор на Измайловском острове

Покровский собор на Измайловском острове

Покровский собор на Измайловском острове считался самым грандиозным сооружением в Москве

Покровский собор на Измайловском острове

Есть легенда, что по предложению боярина Артамона Матвеева, воспитателя будущей супруги царя Алексея Михайловича, Натальи Кирилловны, каменный Покровский собор на Измайловском острове, был построен по образу Успенского собора Московского Кремля. Так ли это или нет, сегодня сказать довольно сложно. Доподлинно можно сказать лишь одно — храм возводился намеренно огромных размеров, чтобы совершать в нём праздничные богослужения во время приёма государевых гостей.

    Зато имеется документальное подтверждение, что за образец был принят Покровский собор Александровской слободы, бывшей резиденции царя Ивана Грозного. Подрядная запись гласит: «Сделать в старом селе Измайлове церковь каменную против образца соборныя церкви, что в Александровской слободе, без подклетов длиною меж стен девять сажень, поперечнику тож, а вышина церкви и алтаря как понадобится, да кругом той церкви сделать три ступени как доведется, а делать нам то церковное каменное дело, как подмастерье укажет». Однако выстроенный пятиглавый собор действительно больше напоминает кремлевский Успенский собор.

Внутреннее убранство собора

    Строился собор по проекту архитектора Ивана Кузнечика. В Москве он известен ещё своей чудесной церковью святителя Григория Неокесарийского на Большой Полянке, возведённой по желанию Алексея Михайловича и просьбе его духовника отца Андрея Постникова. В архивах также сохранились имена костромских каменщиков Григорий и Федор Медведевых с «товарыщи».

     Храмовые закомары были полностью покрыты изразцами. Реставраторы удалось определить, что для заполнения всего обширного поля мастера использовали всего шесть типов изразцов, политых золотисто-зеленой глазурью. Считается, что над ними работал знаменитый белорусский мастер Степан Полубес. Внутреннее убранство собора также оформлен в традициях того времени. На стенах имелись росписи, во времена правления царевны Софьи ими храмы уже не украшали.

Лучшие мастера трудились над иконостасом

      Над иконостасом трудились лучшие царские мастера Оружейной палаты. В их числе Карп Золотарев, создавший чуть позднее дивный иконостас Покровской церкви в Филях. Также были приглашены Василий Познанский, расписывавший дворцовую Распятскую церковь в Кремле и Федор Зубов, участвовавший в росписи Кремлевского собора Двенадцати апостолов и Верхоспасского собора при Теремном дворце. Именно Зубов написал для Покровского собора храмовый образ Покрова Богоматери.

    Однако сил москвичей для росписи огромного храма не хватило, и тогда были приглашены лучшие иконописцы из Ярославля, Костромы, Троице-Сергиева монастыря. В работах было задействовано 40 мастеров.

      Примечательно, что пятиярусный иконостас, который не сохранился, делался по древнему до-никоновскому образу – без Распятия наверху. Есть предположение, что рама прежде украшалась пламенеющей резьбой, символизировавшей плоды и изобилие райского сада.

     В самом его центре стояло расписное Патриаршее место. На западной стороне были устроены хоры для царской семьи, что свидетельствовало о статусе собора. Роль колокольни исполняла Мостовая башня – звонницу устроили в ее верхнем ярусе.

    С трёх сторон к собору примыкают нарядные крыльца, по одиннадцать ступеней в каждом. Сегодня сохранилось лишь одно. Следует отметить, что в русской архитектуре не имеется аналогов вертикальное белокаменное обрамление двусветных окон и группы тонких белых колонок на фасаде.

      Именно оно позволяет избежать впечатления грузности, приземистости собора при таких мощных, собранных в огромный пучок главах. Прежде пол был выложен дубовыми плахами.

Образец, который копировали

    В январе 1676 года в самый разгар работ Алексей Михайлович скоропостижно умер, и отцовский замысел окончательно воплощал царь Федор Алексеевич. Он приказал сделать собор ещё более величественным и богато украшенным. Покровский собор прославился своими размерами. Пять его мощных луковичных глав считаются самыми большими куполами в Москве.

    В своё время этот собор называли одним из грандиознейших сооружений в России того времени. Его высота составляет 57 метров, центральная глава имеет высоту 18 метров, что можно сравнить лишь с современным шестиэтажным домом. Впоследствии собор стал образцом, который копировали в других русских городах.

     Однако проведение впоследствии обмеры и анализ архитектуры собора показали, что строители не выполнили пожеланий заказчика и строение не было аналогом храма в Александровской слободе. Но вместе с тем, его смело можно назвать уникальным и необыкновенно красивым.

      1 октября 1679 года в канун праздника Покрова патриарх Иоаким торжественно освятил собор в присутствии царя Федора Алексеевича. С тех пор и повелось — в храмовый праздник службу должен был нести именно патриарх. По преданию, порой совершал богослужения и святитель Димитрий Ростовский.

Главная Святыня собора

     Святыней Покровского собора стала чудотворная Иерусалимская икона Богоматери. По преданию, прототип образа был написан апостолом и евангелистом Лукой в Гефсимании в 15-й год по Вознесении Господнем и в год Успения Пресвятой Богородицы для иерусалимской общины христиан – отсюда и название. Этот образ стал самым первым из всех икон Богоматери, созданных им.

     В 453 году икона была перенесена из Иерусалима в Константинополь. После нашествия руссов на Херсонес (Севастополь) византийский император преподнес копию Иерусалимской иконы в дар святому князю Владимиру, который в свою очередь подарил ее новгородцам, когда они приняли христианство.

      Святыня пребывала в Софийском соборе Великого Новгорода, но в 1571 году царь Иван Грозный перенес её в московский Успенский собор. Именно с подлинной Иерусалимской иконы и был сделан список для Измайловского собора в конце XVII века. Сама кремлевская святыня бесследно пропала из Успенского собора после нашествия Наполеона.

Чудеса, сотворённые иконой

      Измайловская Иерусалимская икона особо прославилась исцелениями во время страшной чумной эпидемии в Москве в 1771 году. После этого её стали почитать чудотворной. А в сентябре 1866 года она помогла остановить холерную эпидемию, надвигавшуюся на Москву с юга.

    Жители южных окраин Москвы попросили отпустить к ним эту икону для совершения молебнов и вознесения общей молитвы перед ней. В особом ковчеге на руках чудотворный образ пронесли с крестным ходом из Измайлова через Коломенское, Нагатино, Новинки и Дьяково, где перед ней беспрестанно совершались молебны, после чего эпидемия остановилась.

     Более того, в селе Дьякове близ Коломенского в день пребывания святыни чудесно исцелилась от слепоты семилетняя крестьянская девочка из семьи старообрядцев, которую мать втайне от родных привела поклониться православной чудотворной иконе и сама усердно помолилась перед ней. На глазах у девочки появились слезы, а потом она прозрела. После этого многие старообрядцы поклонились иконе, дав обещание вернуться в Православную Церковь.

      Престольный праздник собора Измайлова приходится на осеннюю пору, считавшуюся лучшим временем для совершения свадеб. Осенью сюда всегда приезжали царевны и молились о счастливом замужестве. По старинному поверью, такая девичья молитва будет услышана Пресвятой Богородицей, если просительница вознесет её именно в Покровской церкви и поставит свечу перед храмовым образом.

Император сделал царский подарок

     ХIX век оказался несчастливым для Измайловского острова. В 1812 году Измайлово захватил Наполеон. Его полчища разграбили и осквернили Покровский собор. Французы разжигали костры, чтобы согреться от осеннего холода. Иконостас собора сохранился, но от огня треснул свод храма и накренился главный купол. Богослужения прекратились и собор долго не восстанавливался. Да и сам остров простоял в полном запустении почти три десятилетия.

    Постепенно на месте, где когда-то был фруктовый сад и стояли оранжереи, разрослась густая чаща. От всей роскоши остались только фрагменты фундаментов, дубовые сваи, осколки изразцов и стеклянной посуды.

    В 1837 году исполнялось 25-летие Отечественной войны. В Москву на торжества приехал император Николай I. Он посетил Измайлово и сделал поистине царский подарок на юбилей героям 1812 года — отдал своё родовое владение под военную богадельню для инвалидов Отечественной войны.

    Согласно уставу, в нее принимали на призрение отставных офицеров и нижних юнкерских чинов, получивших на войне увечья, больных или старых, не имеющих возможности по этим причинам самим «снискивать себе пропитание трудами».

      Здесь должны были обрести приют и врачебную помощь герои Бородина и Тарутина, Малоярославца, Красного, взятия Парижа, но потом к ним прибавились инвалиды Крымской, Турецкой и других войн. Сам же богадельня получила по имени своего основателя стала называться Николаевской.

Проект Тона оказался не самым удачным

      Строить её государь поручил своему любимому архитектору Константину Тону, победившему на конкурсе проектов храма Христа Спасителя, также возводимого в память героев Отечественной войны. Однако в отличие от этого храма постройка Николаевской богадельни всеми была признана неудачной.

     Дело в том, что Тон пристроил вплотную к собору с трёх сторон многоэтажные корпуса и при этом снёс два прекрасных храмовых крыльца. Кроме того, он соединил южную и северную стены собора внутренними воротами с корпусами богадельни, дав таким образом лежачим инвалидам при открытых дверях слушать службу в храме. Благодаря этим нелепым пристройкам Покровский собор обезобразился и превратился в домовой храм Николаевской богадельни.

       Единственно, что хоть как-то утешало — грамотно проведенная внутри храма реставрация. Сделали её приглашенные живописцы Петербургской императорской академии художеств, а возглавлял работы друг художника Василия Тропинина – Александр Ястребилов. Москва обязана ему и созданием знаменитого Московского училища живописи, ваяния и зодчества, выросшего из «натурного класса» художников, основанного им в 1832 году.

Измайлово могли посетить все желающие

     Восстановленный Покровский собор вновь освятили в 1847 году. Из-за присутствия на освящении Николаевской богадельни императора Николая I и великого князя Александра Николаевича часто называют и другую дату – 1849 год. Статус богадельни подчеркивался тем, что в ней устроили царские парадные покои на случай, если государь или члены его семьи пожелают навестить призреваемых.

      При этом, Измайлово посещали все желавшие. Здесь побывали многие историки, в том числе Александр Малиновский, Иван Забелин и Иван Снегирёв и др. Французский писатель Александр Дюма приехал в Измайлово посмотреть место, где Петр I нашёл легендарный ботик, а Иван Бунин особенно восторгался церковью святого Иоасафа, которой оставалось жить считанные годы…

Иерусалимскую икону отдали в другой храм

     После Октябрьской революции Николаевская богадельня была закрыта. В июне 1922 года собор как памятник истории осмотрели члены Комиссии по изучению старой Москвы Московского археологического общества вместе с художником Аполлинарием Васнецовым. Они отметили хорошее состояние иконостаса времен царя Фёдора Алексеевича. Однако в 1927 году Покровский собор закрыли.

     На самом острове вместо богадельни вплотную к собору расположился один из первых в Москве «рабочих городков» имени Баумана – революционный опыт по социалистическому общежитию. В 1923 году эту территорию отдали заводу «Салют», который приспособил корпуса бывшей богадельни под традиционные коммуналки, но с полностью обеспеченной сферой обслуживания: рядом имелась школа, поликлиника, магазин, библиотека, ясли. Церковь святого Иоасафа закрыли в 1930 году и вскоре снесли.

    Буквально сразу наиболее ценные иконы исчезли, святыня храма, чудотворная Иерусалимская икона, была передана в измайловский храм Рождества Христова.

Иконы служили полками для овощей

     Иконостас уничтожили, а богатую утварь и убранство собора вывозили подводами. В Покровском соборе разместился архив НКВД, потом овощной склад, причем из оставшихся образов пророческого и праотеческого ярусов иконостаса сделали полки для ящиков с овощами. Только в 60-е годы часть уцелевших икон передали музею древнерусской живописи имени Андрея Рублева в Спасо-Андрониковом монастыре.

     В самом же соборе с 1970 по1980 год располагался склад НИИ «Информэлектро».

    Состояние бесценного Покровского собора сильно взволновало художника Павла Корина.Он писал в газетах о необходимости сохранить сказочные изразцы, «открытые всем ветрам и дождям» и соорудить навесы над единственно сохранившемся западным крыльцом, оставшимся после постройки богадельни. В народе бродили слухи о тайниках и подземных ходах под собором, где будто бы хранились клады с несметными сокровищами и старинным оружием…

      Медленная реставрация интерьера собора началась в 80-х годах, когда здание готовили под концертный зал.

Иерусалимская икона вновь вернулась в храм

     В 1987 года в соборе расположился филиал Государственного Исторического музея. А на следующий год на Мостовой башне поднялся трехцветный флаг, ибо в Измайлове начались занятия исторического общества «Россия молодая». В ноябре 1991 года была зарегистрирована православная община Покровского собора, а в 1994 году его здание возвращено Церкви и вернули немногие уцелевшие иконы.

    Теперь великолепные чешуйчатые купола Покровского собора, похожие на крупные черные грозди служат ориентиром для каждого, кто хочет его посетить. Внутри собор прекрасно отреставрирован, в 2000-м сделан новый иконостас, где есть несколько уцелевших образов старого иконостаса.

      Главной же радостью стало возвращение чудотворной Иерусалимской иконы, которая находится на правом столбе храма. Ей можно вновь поклониться и затеплить свечу. Особенно часто перед ней молятся о детях или в самых отчаянных, безвыходных положениях.

Предыдущая публикация по теме «Храмы ВАО» — «Храм Спаса Нерукотворного в этом году отмечает 300-летие»

Наталья Швец
Фото: открытые источники