Памятник русской учительнице

Памятник Русской учительнице

Памятник русской учительнице — дань уважения и благодарности народов Дагестана

Памятник Русской учительнице

Памятник русской учительнице в Махачкале представляет собой многометровую бронзовую фигуру скромной молодой женщины, которая в правой руке держит открытую книгу, а левая — спокойно лежит на глобусе. Я горжусь, что в этом собирательном образе есть что-то и от моей мамы, которая шестьдесят лет отдала обучению грамоте детишек Дагестана. 

 

    Памятник символизирует самоотверженный труд представителей русского народа разных профессий и специальностей, которые посвятили жизнь идее просвещения и процветания Дагестана. Величественное изваяние установлено в необыкновенно красивом месте — в парке на побережье озера Ак-Гёль. А под постаментом, на котором размещена женская фигура, находится музей истории Махачкалы.

    Надо сказать, что официально это скульптурная композиция названа Мемориальным комплексом, посвящённым представителям русской интеллигенции и рабочего класса в Дагестане. Но местные жители со дня открытия в 2006 году дали ему простое, но ёмкое имя — Памятник русской учительнице. Моя бывшая классная руководительница Ханика Арифовна Османова считает, что монумент установлен и в честь её мамы тоже — учительницы начальных классов Веры Андреевны Языковой, приехавшей в Дагестан в 1941 году и всю жизнь проработавшей в селении Хунзах, некогда являвшемся столицей Аварского ханства.
    А ещё монумент возведён в честь учителей русского языка и литературы Валентины Михайловны Рогачёвой, Людмилы Ивановны Газиловой и тысяч других педагогов. Именно о них поэт Расул Гамзатов написал когда-то в поэме «Горянке» свои великолепные строки: «Во век из меня бы поэта не вышло, даю вам зарок! Когда бы не женщина эта, чьё сердце живой огонёк!».

Статус государственного имеют языки всех народов

     Известно, что для многих россиян Дагестан — республика, в которой проживают дагестанцы. И мало кто знает, что согласно Конституции Республики Дагестан государственными языками здесь являются русский и языки всех народов, населяющих республику. И их не менее 14. Среди самых часто употребляемых аварский, лакский, лезгинский, кумыкский, табасаранский и пр.

    До революции 1917 года все народы, населяющие нынешнюю территорию Дагестана, говорили на разных языках, фактически каждый аул жил обособленно, не поддерживая связь с соседями. С началом установления советской власти повсеместно стали внедрять программу всеобщего образования. Открывали новые школы и направляли туда учителей из центральных областей России, в большинстве своём — молодых девушек, только что закончивших учебные заведения. В 1925 году в Дагестане работало всего 30 учителей, но их ряды из года в год пополнялись.

     Сложно представить каково им было на чужбине, где традиции и обычаи сильно отличались от привычных, и даже быт был устроен иначе. Но они не просто выжили, а сумели завоевать авторитет и уважение. Многие остались здесь навсегда: вышли замуж, обзавелись семьями, некоторые приняли основную распространённую тут религию — ислам.

   Но русский язык, на котором вели преподавание приезжие учителя, постепенно становился языком межнационального общения и в итоге позволил объединить некогда разрозненные народы и народности.

Моя мама — учитель

    С началом Великой Отечественной войны приток русских педагогов почти прекратился. Но в первые мирные годы правительство страны разработало специальную программу, по которой в числе других и прибыла в 1953 году в Дагестан моя мама — Галина Васильевна Швец. По распределению её направили работать учителем физкультуры в Буйнакское педучилище, ныне Республиканский педагогический колледж им. Расула Гамзатова.

   Судя по рассказам мамы и фотографиям из семейного архива, горянки, проходившие здесь обучение в конце 1950-х, были весёлыми, активными и весьма любознательными. Девушки на старых снимках одеты в спортивную форму, без хиджабов и платков. Хотя с последними пришлось довольно долго бороться. Поначалу мама, которая была немногим старше своих учениц, перед началом урока просто собирала все головные уборы и оставляла на столе. Потом девушки и сами поняли, что ходить в платках на уроки неудобно. Другое дело — на улице, там древние обычаи продолжали соблюдать.

    Среди множества воспоминаний Галины Васильевны в память врезалось одно: как она с учащимися педучилища ездила для прохождения практики на завод по производству консервов в далекий Гуниб. Спустя много лет с восторгом описывала красоту тех мест и вспоминала аромат и вкус абрикосов и персиков. Вместе с ней на практику тогда ездило ещё несколько коллег. Думается, и они на всю жизнь сохранили приятные воспоминания о том времени.

    Один из бывших маминых студентов Гусейн Абулбасырович Абдулбасыров стал директором школы № 6 посёлка Дубки Казбековского района. В этой школе потом мама проработала долгие годы до выхода на пенсию. Педагогический стаж Галины Швец составляет более шестидесяти лет.

Первая учительница

    Переквалифицировавшись в «учителя начальных классов», всю себя отдавала любимой работе. Она мечтала как много больше детей обучить грамоте. Если посчитать всех её воспитанников, думаю, получится не меньше тысячи. Они платили ей огромным уважением и любовью.

     Мама умела уже в первом классе распознать наклонности ребёнка и посоветовать родителям куда лучше направить проявившиеся способности. Кто-то благодаря её совету стал писать стихи, кто-то полюбил рисование, иные стали учителями, врачами, военными, инженерами…  Все они давно взрослые, состоявшиеся в жизни люди, разлетевшиеся по свету. Для меня же стало откровением, когда узнав о смерти мамы, они начали писать мне, с теплотой рассказывая о своей любви к первой учительнице, которая их многому научила.

 Прежде всего ученик

    Не помню, чтобы нас в Дагестане кто-то обижал потому, что мы — русские. Лишь однажды, в далекие 1990-е, в класс к маме ворвались две мамаши и принялись ругаться. Им обеим показалось, что русская учительница плохо относится к их детям из-за национальности. К слову, одна из них имела высшее образование, которое получила в Саратове.

     Обычно спокойная мать вспылила и сказала, что для неё не существует национальности, тем более в вопросе образования. Ей всё равно, кумык ребёнок, аварец или русский. Для неё он — ученик, которому нужно привить желание учиться. Однако, слово за слово, и женщины сцепились между собой. Мать кинулась их разнимать. Как потом говорила, было очень стыдно перед детьми за поведение этих родительниц. Когда же всё успокоилось, они долго извинялись. Пожалуй, на моей памяти это был единственный случай так называемого межнационального конфликта.

Единственный в мире

    Каюсь, никогда не интересовалась у матери, как ей, девушке, вырванной из городской среды, удалось привыкнуть к суровому горскому быту, легко ли было принять обычаи и традиции новой родины и стать здесь своей. Хорошо знаю одно: она с уважением относилась к людям и их привычкам. Даже уникальный религиозный антураж создавала, поддерживая символику и обычаи и своих, православных, и мусульманских праздников.

    Например, на уразу готовила коробки сладостей для детей, которые, в этот день ходят по домам, собирают конфеты, а потом хвастаются друг перед другом подарками. На пасху — красила яйца и пекла куличи, угощала ими знакомых. Большое внимание уделяла добровольной милостыне или благодеянию, что приветствуется в обоих религиях. Говорила, что именно оно говорит об отношении людей друг к другу…

   Памятник русской учительнице, расположенный на каспийском побережье в Махачкале, является первым и, надо полагать, единственным памятником в мире, который посвящён подвижничеству и самопожертвованию русской интеллигенции во имя высокой цели просвещения. И я горжусь, что моя мама была одной из тех, кто внёс посильный вклад в культуру, науку и образование народов Дагестана.

Наталья Швец

Фото: открытые источники