Ковылинский переулок назван в честь купца-старообрядца

ковылинский переулок

Ковылинский переулок в районе Преображенское получил своё название в 1922 году по фамилии купца-старообрядца Ильи Алексеевича Ковылина, основателя соседнего с переулком старообрядческого Преображенского кладбища. До 1922 года он назывался 2-й Кладбищенский переулок….

В 1760-х годах в Москве, между Преображенской и Семёновской заставами, недалеко от Хапиловского пруда, на Введенских горах, располагались кирпичные заводы Ильи Алексеевича Ковылина, с именем которого неразрывно связано возникновение и устройство Преображенского кладбища и имя которого получил Ковылинский переулок.

Василий-Илья

Родина Ковылина, при рождении наречённого Василием, село Писцово Нерехтского уезда Костромской губернии. Он родился в 1731 году в семье крепостных князя Алексея Борисовича Голицына. Как полагается, был крещён в православии. Образования особого не имел, но благодаря своим природным дарованиям, колоссальной энергии, деловым качествам сумел получить вольную и стать купцом 1-й гильдии, владельцем фабрик и заводов, в частности кирпичных на Введенских горах.

Как именно произошло знакомство Ковылина с федосеевской общиной, история умалчивает. Но достоверно известно, что в результате этого знакомства Ковылин пришёл к осознанию истинности древлеправославия и в 1768 году, на тот момент ему исполнилось 37 лет, был перекрещён ярославским крестьянином Ильей Ивановым, поменяв своё прежнее имя Василий на Илью.

Таинство проходило на Хапиловском пруду. Вместе с ним принял крещение ещё один московский купец – Фёдор Анисимович Зенков, также владевший усадьбой около Преображенского и суконной фабрикой. Община собиралась сначала у Зенкова, который устроил в своем доме моленную, а затем у Ковылина.

Эпидемия помогла Ковылину

Деятельность Ильи Ковылина приобрела огромное значение с 1771 года. В этом году в Москве разыгралась эпидемия чумы. В городе началась паника. Императрица Екатерина II опасалась, что жители станут покидать город и разнесут заразу по всей стране. Поэтому 1 сентября 1771 года был издан указ, согласно которому предлагалось за свои средства устраивать заставы и карантины около Москвы, «чтобы никого не выпускать из города без осмотра, а всех подозрительных задерживать».

Тут, конечно, можно перекинуть мостик в наше время, также омрачённое эпидемией, но не будем. Скажем лишь, что три века назад не много нашлось желающих за свой счёт сдерживать распространение заразы. Народ возмущался решению властей.

А вот Ковылин и его товарищ по расколу купец Зеньков решили воспользоваться предоставившимся случаем. Они первыми предложили устроить на собственные средства такой карантин. Разрешение было дано и они арендовали у крестьян села Черкизова подгородный участок земли, через который шла большая дорога на Владимир, поставили заставу, построили несколько домиков и задерживали всех, выходивших из Москвы.

За средства купцов был возведён городок

Фактически на средства Ковылина и Зенькова был возведён целый городок с часовнями и каменными жилыми корпусами, существовавший долгое время как их частная собственность.

Здесь нельзя не отметить такой факт. Устроители заставы снабжали всем необходимым тех, кого приходилось задерживать. Они ухаживали за ними, а умерших отпевали и хоронили, тогда как в большинстве случаев в то время умерших во время эпидемии просто зарывали в землю, без всяких церковных обрядов. Именно так и появилось Преображенское кладбище.

Всё это производило сильное и благоприятное впечатление на окружающих. Так что Ковылин успел привлечь в старообрядчество много людей и в карантине у него почти непрерывно совершались перекрещивания. У властей же, и прежде всего у графа Григория Орлова, которого императрица отправила на борьбу с эпидемией, не было времени следить за таким нарушением законов. Более того, они оценили самоотверженную деятельность в борьбе с чумой и даже стали оказывать купцу покровительство.

Так что Ковылин, пользуясь возможностью, распорядился перенести дома умерших в его карантине людей, а оставшихся в живых успел склонить к тому, что они остались тут жить.

Рождение Ковылинской общины

Естественно, что именно Илью Ковылина выбрали настоятелем. Он пользовался огромным влиянием на окружающих и умел привлекать колеблющихся. На экзальтированных действовал строгими и страстными поучениями, а более скептически настроенных увлекал своим толкованием требований религии. В первый же год Ковылин отлично обустроил вновь возникший посёлок, приобрёл множество очень старых икон, кстати, некоторые из них получил обманом…

В скором времени он ввёл в своё общежитие и устав, посетив Выгорецкую пустынь. Поначалу думал взять устав оттуда, но немного подумав, ввёл устав, полученный с Ветки. Кроме того, Ковылин умел привлекать богатых жертвователей и отлично ладил с властями. Словом, во всё время царствования Екатерины II община его процветала.

А вот уже сын царицы, император Павел I взглянул на эту общину неблагосклонно и последовали такие указы, которые неизбежно должны были привести к полному её уничтожению. Но Ковылин сумел ходатайствами и богатыми подарками, что говорит об его уме и хитрости, задержать применение этих указов.

Указ для раскольников

Не известно как сложилась бы судьба общины, если бы не государственный переворот и убийство императора Павла I. В первый же год царствования Александра I Ковылин через князя Алексея Куракина сумел исходатайствовать очень благоприятный для раскольников указ от 15 октября 1801 года. Благодаря этому документу он стал весьма почитаем у всех старообрядцев империи. Затем испросил повеление, в силу которого Преображенское кладбище было признано учреждением гражданским и потому подчинено ведению полиции, помимо церкви.

Умер Ковылин в 1809 году в глубокой старости, окружённый почтением членов общины. Похоронен был на Преображенском кладбище, которому завещал все свои огромные капиталы. Его могила находится в центре старой части кладбища, за Никольской часовней. В его честь назван Ковылинский переулок.

Современники о Ковылине

Современники так характеризовали внешность Ковылина: «…рост его был высокий, корпус красивый, лицо белое и продолговатое, взор весёлый и пронзительный, борода окладистая, долгая и кругловатая, украшенная сединами».

Все, кто его знали, были единодушны в своём мнении — Илья Ковылин был человеком бесспорно выдающимся по своим административным способностям и энергии. Однако, вместе с тем, даже старообрядцы не отрицали, что строгостью жизни он не отличался и жил по принципу: «тайно содеянное тайно и судится».

Илья Алексеевич позволял себе много излишеств, хотя и старался сделать так, чтобы об этих его грехах никто не знал. Кроме того, Ковылин был ещё и писателем. После него осталось несколько посланий по вероисповедным вопросам, но они не представляют особого художественного интереса. А вот Ковылинский переулок интерес представляет. Ведь проходя по нему, кстати, там совсем нет жилых домов, потомки будут вспоминать этого удивительного человека, купца-старообрядца Илью Ковылина.

Проект по истории района инициирован главой муниципального округа Преображенское Надеждой Иноземцевой и направлен на развитие интереса жителей к истории малой родины.

переулок
Могила купца Ильи Ковылина и Часовня на Преображенском кладбище.
ковылинский переулок
Илья Ковылин

 

Наталья Швец. В публикации использованы фотографии из открытых источников

Публикация по теме: Сразу две Пугачёвские улицы находятся в Преображенском